?

Log in

No account? Create an account

Французский журнал Les Echos опубликовал статью лауреата Нобелевской премии по экономике, и вообще умного мужика, Джозефа Стиглица, в которой честно и объективно анализируются итоги рыночных реформ в России за 25 лет.

«Россия когда-то была одной из двух мировых сверхдержав, а сейчас ее ВВП равен примерно 40% ВВП Германии и едва превышает 50% ВВП Франции, — констатирует Стиглиц. — По продолжительности жизни Россия находится на 153 месте в мире, сразу за Гондурасом и Казахстаном».

По уровню подушевого дохода Россия сейчас на 73-м месте в мире (по паритету покупательной способности), значительно уступая бывшим странам-сателлитам СССР в Центральной и Восточной Европе. «Страна лишилась промышленности», — выносит приговор Стиглиц.

Лауреат Нобелевской премии напоминает, что многие питали «более светлые надежды» по поводу России, когда пал «железный занавес», поскольку у демократического, рыночного капитализма имелись явные преимущества по сравнению с системой, которая тогда только что развалилась: «предполагалось, что экономика начнёт процветать».

По мнению Стиглица, надежды не оправдались в основном из-за навязанного Западом России «порочного Вашингтонского консенсуса», под влиянием которого проходил переходный период в России. «Это влияние выражалось в том сильнейшем акценте на приватизации, который сделали реформаторы, не обращая внимания на то, как именно она происходила: скорость была важнее всего остального, в частности построения институциональной инфраструктуры, которая необходима для нормальной работы рыночной экономики», — пишет Нобелевский лауреат.

«В России многие уверены, что Минфин США навязывал стране политику, соответствующую Вашингтонскому консенсусу с целью ее ослабления, — подчеркивает Стиглиц. — Эти взгляды подкрепляли и факты глубокой коррупции в команде Гарвардского университета, которую привлекли для „оказания помощи“ России в ее переходном процессе».

В результате, как констатируется в статье, спустя 25 лет после начала процесса перехода к рыночной экономике, те, кто утверждал, что сам факт появления права на частную собственность приведет к повышению спроса на соблюдение принципов верховенства закона, должны признать, что они ошибались. Россия и многие другие страны, вступившие в переходный период, отстают от развитых стран еще больше, чем раньше. В некоторых из этих стран ВВП сейчас ниже, чем был в начале процесса.

«Ясно, что процесс демократизации в России требовал усилий, направленных на обеспечение всеобщего процветания, а не той политики, которая привела к созданию олигархии, — делает вывод Нобелевский лауреат. — Но возможности для личной наживы, открывшиеся в России, были настолько велики, что перед ними просто было трудно устоять».

Обхохочешься!

Давно известно, что с сотрудниками правоохранительных органов шутить нельзя. Пошутить на таможне, что везешь наркотики или взрывчатку — лучший способ оказаться на тюремных нарах вместо самолетного кресла. То же самое — при заполнении документов. Поставь галочку «да» при ответе на вопрос «Связаны ли вы с террористическими организациями», и радуйся потом, если не загремишь за решетку.

В этом на собственном опыте убедился британец Пол Кеньон, который, заполняя визовую анкету за своего трехмесячного внука, решил пошутить и, отвечая на вопрос «Причастны ли вы к террористической деятельности, шпионажу, саботажу или геноциду?», выбрал ответ «да». Сам Кеньон уверяет, что просто ошибся, однако похоже, что на самом деле он решил продемонстрировать американским консульским чиновникам британское чувство юмора.

Результат оказался нетривиальным, но вполне предсказуемым: потенциальный террорист был вызван в американское посольство на допрос. Несмотря на трехмесячный возраст.

.

The Guardian, рассказывая об этой истории, критикует американских чиновников за формализм. Пол Кеньон, основной виновник скандала, тоже возмущается: «Я не мог поверить, что они не увидели, что это была самая настоящая ошибка, и что трехмесячный ребенок не может никому навредить».

И опять пытался шутить: у него родилась идея принести внука в посольство в оранжевом комбинезоне, в каких ходят заключенные в тюрьмах США. Слава богу, в последний момент старик прозрел. «Я понял, что у сотрудников дипмиссии проблемы с юмором, раз они не смогли увидеть комичность этой ситуации», — посетовал Кеньон.

Додумался, поздравляю. Нужно было дожить до возраста дедушки, чтобы понять: чиновникам чувство юмора не положено по должности, так что оно либо ампутируется при поступлении на службу, либо само собой атрофируется со временем. И правильнее всего воспринимать правоохранительную систему как примитивный компьютер с простейшей программой: видишь галочку в этой графе — поступаешь так, видишь в другой — делаешь этак. И сверять ответ в графе 5 с данными в графе 1 эта система просто не обучена.

Пол Кеньон, судя по всему, усвоил урок. Так как дедушкина шутка обошлась его семье в 3 тыс. фунтов стерлингов (3500 евро), поскольку новую визу не успели сделать к дате запланированный поездки. Плюс 10 часов времени, потраченных на поездку в американское посольство на допрос.

Теперь будет держать своё чувство юмора при себе. Мистер Бин, блин.

Чудеса дрессировки

Я, честно говоря, давно не испытываю иллюзий относительно объективности, непредвзятости и независимости официальных СМИ. Но, блин, должны же быть вещи, которые важнее пропаганды.

Вот Мосул, который войска НАТО штурмуют с октября прошлого года. Количество беженцев превысило 400 тысяч человек, не менее 180 тысяч гражданских лиц заблокировано в осажденном городе. Тысячи погибших мирных жителей. И — практически полная тишина в СМИ, за исключением рапортов об успехах войск коалиции.

Война — вообще штука жесткая, а боевые действия в большом городе с гражданским населением — адский адище, кошмар любого профессионального офицера. Потому что каждый из них знает, что существует такая мудрая и справедливая штука, как законы ведения военных действий. И в них предельно чётко говорится о том, что в местах скопления мирных жителей необходимо принять все меры для предотвращения потерь среди гражданского населения.

Но главная жесть заключается в том, что когда перед любым командиром встаёт выбор — потерять десяток своих солдат или вызвать авиаподдержку и стереть с лица земли позиции противника, заодно отправив на небеса сотню-другую «гражданских», он при малейшей возможности выберет второй вариант. Потому что за потери своих с него спросят по-любому, и строго спросят. А насчёт гибели гражданских начальство особо расстраиваться не будет, и про законы ведение военных действий не вспомнит.

Это жестоко, но так устроена система. Единственный инструмент, который может сделать её более человечной — как раз СМИ. Потому что они могут поднять волну возмущения, на которую придется реагировать сильным мира сего. При условии, что эти СМИ придерживаются принципов если не профессиональной (хрен с ней, все уже забили и забыли), но хотя бы общечеловеческой этики. Один из главных таких принципов: убивать детей, даже подвергать их опасности — тяжкий грех. Гибель ребенка — самое худшее, что может случиться. И её ничем не оправдаешь.

Это — нормальная позиция. Потому что в противном случае человечество уже давно бы вымерло.

И совсем-совсем невозможно понять, почему про гибель одних детей надо закатывать глобальные истерики, а на гибель других не надо обращать внимания. Оправдание, что в одном случае дети погибли «из-за зверства наших стратегических противников», а в другом «их гибель помогла сохранить жизни наших солдат» (хотя прямо об этом никто никогда не говорит), на мой взгляд, должно служить путевкой на скамью подсудимых в Нюрнбергском трибунале (или любом его аналоге).

Но именно это сейчас и происходит. Все помнят «девочку Бану из Алеппо», семья которой «страдала из-за российских бомбардировок». Её даже Хиллари Клинтон на предвыборных дебатах с Трампом вспоминала. Все западные СМИ отслеживали, перепечатывали и сострадательно комментировали каждый пост Баны в соцсетях.

А вот пятилетняя Хавра из Мосула. Кто про неё слышал? Какое западное СМИ про неё рассказало? Да никто. Потому что «наши хорошие парни убивают плохих парней, так что все, кого они убили — плохие». И это, ребята, полное днище.

Что-то я расстроился совсем, поэтому «аналитическую часть» просто сворую у Исраэля Шамира:

Который месяц американская авиация и её союзники бомбят Мосул. Количество жертв не поддаётся подсчёту. Активисты говорят о тысячах. По официальным же американским данным, за несколько месяцев бомбардировки там погибло... двести человек. Одно из двух: или американские самолёты бомбят город с помощью конфетти и хлопушек, или официальные представители США лгут как дышат.

Видеоагентство RT Ruptly засняло пятилетнюю мосульскую девочку по имени Хавра, пострадавшую при бомбёжках. В тот момент дома были четыре человека, в том числе Хавра и её мать. Никому, кроме девочки, не удалось спастись. Но в американские газеты эта история не попала.

Мосул — бывший город-миллионник, и его трагедия не менее страшна, чем события в Алеппо. Но ведь про гуманитарную катастрофу в сирийском городе говорили и кричали все западные СМИ беспрерывно! Почему же сейчас они молчат? Потому что там сирийская армия с помощью русских сражалась с террористами, а в Мосуле — американцы, а им можно всё?

Мы могли бы вновь воскликнуть «двойные стандарты!» и возмутиться. Но ситуация куда хуже. Речь идёт не о двойных стандартах, а о потере стандартов. Гигантская единая машина дезинформации и обработки общественного мнения, созданная западными спецслужбами, — это не красивая фраза. Взять, к примеру, The Washington Post — одну из главных газет Запада, которая получила от ЦРУ шестьсот миллионов долларов. Так вот, эта машина умеет выбросить в нужный момент подходящий детский трупик на первые полосы газет, умеет собрать сотни тысяч и миллионы честных, хороших, но не умеющих критически мыслить людей на демонстрации протеста, умеет послать дипломатов и политиков, делающих из этого нужные им выводы.

Это уже не люди, не защитники страдающих детей — это собачки Павлова с условным рефлексом выполнения команд, данных The New York Times и её партнерами. А другого они попросту не видят. Раз уж дана команда «Фас!» против России, её они и выполнят.

Но большая часть человечества уже не верит продукции, выпущенной этими фейковыми СМИ. Большинство смотрит с недоумением на публику, дрессированную на выполнение команды «Фас!». Беда в том, что и дрессированных предостаточно, и их дрессировщики щедро тратят деньги на поддержание массовки. Но я думаю, что рано или поздно все поймут, что ими пытаются манипулировать, и перестанут вовсе верить мейнстримовским СМИ.

Шанс для Пети

Как и ожидалось, служба безопасности Украины запретила въезд в страну российской участнице конкурса «Евровидение-2017» Юлии Самойловой. «Въезд Самойловой запрещен на три года, — сообщила представитель ведомства Елена Гитлянская. — Решение принято на основании полученных данных о нарушении ею законодательства Украины».

Официально российская сторона негодует. Представители Первого канала, отвечающего за выбор российского представителя на конкурсе, сообщили СМИ, что «не были готовы к такому развитию событий» и пока не имеют «никакого плана действий». Российский МИД уже назвал решение СБУ «возмутительным, циничным и бесчеловечным актом». Но можно не сомневаться, что многие, прочитав эту новость, вздохнули с облегчением: при нынешнем накале антироссийской истерии посылать Юлию в Киев просто небезопасно.

А если выбор Самойловой для участия в «Евровидении» действительно рассматривался в качестве политической ловушки для «майданутых», то и вообще можно говорить о победе: Киев еще раз продемонстрировал неадекватность, поставив свои амбиции выше принципов «Евровидения».

Впрочем, есть еще шанс, что киевские власти решили перенять тактику российского лидера: Порошенко завтра сделает благородный жест и личным решением разрешит Юлии Самойловой представить «восточного соседа» на конкурсе, вопреки нарушению законов Украины — «ведь музыка она же выше политики и должна нести добро».

Впрочем, вероятность такого поворота невелика. При нынешней слабости Порошенко давать дополнительный повод для раздражения «ультрапатриотам» довольно рискованно. А Юлия Самойлова ведь не просто посетила Крым в 2015 году, она потом в соцсетях отметилась высказываниями, которые по киевским меркам явно являются антиукраинскими. Так что сделай Порошенко широкий жест в её сторону — вполне может услышать в свой адрес обвинения в госизмене.

А если еще Юля обойдет на «Евровидении» представителя от Украины, Петю вообще со свету сживут. В буквальном смысле. Так что Порошенко сейчас не до благородства — о своей безопасности надо думать.

100 лет назад, 15 марта 1917 года, российский император Николай Второй отрёкся от престола. Вот как это было.

Ричард Пайпс, американский историк:

Если поставить задачу определить конкретную дату начала февральской революции, то такой датой можно считать 27 февраля (12 марта) 1917 года, когда рабочие демонстрации превратились в солдатский бунт и царские власти потеряли контроль над столицей. Солдаты громили казармы жандармских рот. Сметая с пути верные правительству пикеты, бунтовщики продвигались на Выборгскую сторону, где к ним присоединились восставшие рабочие.

Генерал-адъютант Алексей Брусилов:

Я получал из Ставки подробные телеграммы, сообщавшие о ходе восстания и, наконец, был вызван к прямому проводу Алексеевым, который сообщил мне, что вновь образовавшееся Временное правительство ему объявило, что в случае отказа Николая II отречься от престола оно грозит прервать подвоз продовольствия и боевых припасов в армию. Поэтому Алексеев просил меня и всех главнокомандующих телеграфировать царю просьбу об отречении. Родзянко тоже прислал мне срочную телеграмму такого же содержания. Я ответил Родзянко, что мой долг перед родиной и царем я выполню до конца, и тогда же послал телеграмму царю, в которой просил его отказаться от престола.

Джордж Бьюкенен, посол Великобритании в России:

Так как единственным исходом беспорядков была гражданская война, русский император 15 марта вручил генералу Рузскому для отсылки в Петроград телеграмму, объявлявшую об его отречении в пользу сына. Несколько часов спустя его величество пригласил лейбмедика профессора Федорова и попросил его сказать ему правду о здоровье цесаревича. Услышав от него, что болезнь неизлечима, и что его сын может умереть в любую минуту, император сказал: «Так как Алексей не может служить родине так, как я желал бы ему этого, то я имею право оставить его при себе». Поэтому, когда вечером в Псков прибыли два члена Думы — Гучков и Шульгин, император вручил им указ, в котором отказывался от трона в пользу своего брата.

Жорж Морис Палеолог, посол Франции в России:

Императорский поезд прибыл в Псков вечером, в восемь часов. Генерал Рузский тотчас явился на совещание к императору и без труда доказал ему, что он должен отречься. Он к тому же сослался на единодушное мнение генерала Алексеева и всех командующих армиями, которых он опросил по телеграфу. Император поручил генералу Рузскому довести до сведения председателя Думы Родзянко свое намерение отказаться от престола.

Генерал-квартирмейстер Штаба Верховного Главнокомандующего Ю. Н. Данилов (очевидец отречения):

И Временным Комитетом Членов Государственной Думы, Ставкой и Главнокомандующими фронтами вопрос об отречении... трактовался во имя сохранения России и доведения ею войны до конца, не в качестве насильственного акта, или какого-либо революционного «действа», а с точки зрения вполне лояльного совета или ходатайства, окончательное решение по которому должно было исходить от самого Императора. Таким образом, нельзя упрекать этих лиц, как это делают некоторые партийные деятели, в какой-либо измене или предательстве. Они только честно и откровенно выразили свое мнение, что актом добровольного отречения Императора Николая II от Престола могло быть, по их мнению, обеспечено достижение военного успеха и дальнейшее развитие русской государственности. Если они ошиблись, то в этом едва ли их вина.

Пьер Жильяр, преподаватель французского языка у детей Николая Второго и воспитатель цесаревича Алексея, автор книги «Трагическая судьба русской императорской фамилии»:

Генералы Алексеев и Рузский, даже если принимать во внимание их скептический настрой и решительное нежелание следовать приказам, это еще не вся страна. Царь все еще пользовался большим авторитетом в армии, равно как среди крестьян.

Депутат Государственной думы Караулов:

Государь Николай II отрекся от Престола в пользу Михаила Александровича. Михаил Александрович в свою очередь отрекся от Престола в пользу народа. В Думе происходят грандиознейшие митинги и овации. Восторг не поддается описанию.

Митрополит Евлогий (Георгиевский):

Манифест об отречении Государя был прочитан в соборе, читал его протодиакон — и плакал. Среди молящихся многие рыдали. У старика городового слезы текли ручьем.

Епископ Омский и Павлодарский Сильвестр:

Всеми чувствовалось, что уже отжил свою пору бывший доселе государственный строй и порядки. При нынешних условиях жизни самодержавному царю невозможно было успешно управлять столь великим государством. Нужно было, чтобы сам народ, в лице избранных им представителей, принял участие в управлении. Но царь не сделал этого. Царский престол окружали враги народа тайные и явные. Происходило страшное нечестие. Народные избранники слезно умоляли царя удалить вредных людей и сделать необходимые исправления. Но царь не внял голосу народному. И последовал государственный переворот. Неустранимый ход жизни вынудил императора Николая II отказаться от престола, что он исполнил за себя и за наследного сына 2 марта сего 1917 г. Так совершился суд Божий над бывшим нашим царем Николаем II, как в древности над Саулом.

Василий Розанов, религиозный философ, писатель и публицист:

Русь слиняла в два дня. Самое большее — в три. Даже «Новое Время» нельзя было закрыть так скоро, как закрылась Русь. Поразительно, что она разом рассыпалась вся, до подробностей, до частностей. И собственно, подобного потрясения никогда не бывало, не исключая «Великого переселения народов».

Николай Тальберг, русский духовный писатель, публицист, историк:

С первых же дней революции, когда в храмах Божиих впервые начинали святотатственно возносить молитвы за «благоверное» Временное правительство, ясно было, что Россия докатится и до большевизма, и до проигрыша войны.

Великая княгиня Ольга Александровна:

Все эти критические годы Романовы, которые могли бы быть прочнейшей поддержкой трона, не были достойны звания или традиций семьи. Слишком много нас, Романовых, погрязло в мире эгоизма, где мало здравого смысла, не исключая бесконечные удовлетворения личных желаний и амбиций. Но кто из них заботился о впечатлении, которое они производили? Никто.

Марк Ферро, французский историк:

Царствование Николая Второго, навязанное ему судьбой, превратилось в кошмар: он пережил две революции, был свидетелем десятков покушений в своем окружении, председательствовал в Думе, создавать которую не хотел, участвовал в ее заседаниях, а также в нескончаемых заседаниях Совета Министров. Кроме того, ему пришлось дважды вести войну, он же хотел быть апостолом мира. После длительного заточения он был убит, тогда как и до отречения и после его главной заботой было здоровье сына, единственного наследника, неизлечимо больного гемофилией.

(На)личная свобода

Бывший брокер, автор нашумевшей книги «Еретический гид по глобальным финансам» Бретт Скотт разразился в британском Aeon Magazine гневной статьёй, разоблачающим всемирный заговор правительств и банкиров против наличных денег. Вот основные тезисы этого манифеста.

В представлении экономиста, идеализированный свободный рынок — это когда рациональные люди вступают друг с другом в денежно-валютные отношения для взаимной пользы. Одна сторона — «покупатель» — передает денежные знаки другой стороне — «продавцу», а тот предоставляет в обмен на них реальные товары или услуги.

Однако необходимо помнить, что в нашей жизни присутствуют два вида денежных средств. «Наличными» называется система физических дензнаков, передающихся для совершения сделок вручную. Они находятся в общественном пользовании. Мы могли бы назвать их «государственными деньгами». Мы ведь действительно относимся к наличным как коммунальной услуге, они «просто есть», и этого достаточно. Подобно другим коммунальным услугам, они могут показаться мерзкими и непривлекательными, учитывая неэффективность и пространство для коррупции, но доступ к ним в принципе открыт. Богатейшие члены общества могут передавать их непосредственно беднейшим, и наоборот.

Наряду с этим, существует отдельная система безналичных денег, в которой наши дензнаки обретают форму «объектов данных», фиксируемых в базе данных банком — официальным органом, получившим полномочия ведения их учета для нас. Мы называем это банковским счетом, и, вместо физического перемещения этих денег, отправляем с мобильного телефона или через интернет сообщения своему банку с просьбой изменить данные. Деньги «уйдут» от вас к другому человеку, если два соответствующих банка договорятся о внесении исправлений в ваши счета, и тогда ваши показатели сократятся, а показатели второй стороны увеличатся.

По сути, этот второй вид является частным и работает от инфраструктуры, коллективно контролируемой жаждущими прибыли коммерческими банками и рядом сотрудничающих с ними частных посредников оплаты, таких как VISA и MasterCard. Записи о данных на вашем банковском счете не являются государственными деньгами. Правильнее будет сказать, что ваш банковский счет фиксирует частные обещания вашего банка о возможности получения вами доступа к государственным деньгам. Иметь «500 фунтов» на счете в банке Barclays в действительности означает, что «Barclays обещает вам доступ к 500 фунтам». Сеть банкоматов является основным способом превращения банковских обещаний — «депозитов» — в государственные денежные средства. А система электронных платежей, с другой стороны, — это способ передавать или переоформлять эти обещания между нами.

Такая двойная система дает возможность оплачивать пиццу в ресторане с помощью как частных цифровых денег, так и наличных, извлеченных из банкомата в случае сбоя системы банковских карт. Такой выбор кажется справедливым: в зависимости от обстоятельств мы можем ориентироваться на целесообразность одной или другой формы. Однако архитекторы «безналичного общества» вовсю работают над ликвидацией функции использования государственных денежных средств. Они хотят полностью приватизировать движения дензнаков, принудительно располагая банки и посредников частных платежей в центре всех взаимоотношений между покупателями и продавцами.

Общество безналичных расчетов — более точно его следовало бы назвать обществом банковских платежей — часто преподносится как неизбежность, результат «естественного прогресса». Утверждение это либо наивно, либо лицемерно. Любое будущее общество безналичных банковских платежей будет результатом преднамеренной войны против наличных денежных средств, развязанной союзом трех элитных групп, имеющих глубокий интерес в его появлении.

Первая группа — это банковский сектор, который контролирует основную систему электронных денег — конкурента общественной системы наличных средств. Представителей банковского сектора раздражает то, что люди действительно пользуются своим правом конвертировать банковские вклады в государственные деньги. Они хотят создать общество безналичных расчетов, при которой деньги не смогут не только покидать банковскую систему, но и существовать вне ее, и будут перемещаться только между банками.

Вторая группа — сектор частных платежей (MasterCard и иже с ним), который получает прибыль от управления инфраструктурой, обслуживающей банковскую систему, и оптимизации процесса, с помощью которого мы перемещаем деньги между банковскими счетами. Они имеют свои корыстные причины настаивать на аннулировании наличных платежей. Ведь сделки за наличный расчет подразумевают непосредственное взаимодействие двух сторон, без каких-либо посредников, и не оставляют Visa возможности заработать.

Третья группа — возможно, по иронии судьбы — состоит из государства и квазигосударственных образований, таких как центральные банки. Совместно с индустрией финансовых услуг они в целях мониторинга и контроля заставляют всех покупаться на привлекательность безналичных платежей. Система безналичных расчетов позволяет фиксировать, просматривать и анализировать все сделки, и «хорошие» и «плохие». Кроме того, «автономная» природа наличных денег означает, что дистанционно изменить или заморозить их нельзя. Это препятствует реализации центральными банками «инновационной» денежно-кредитной политики, например отрицательным процентным ставкам, которые медленно изменяют дистанционные банковские вклады дабы сподвигнуть людей на расходы.

Основным оружием, используемым этим альянсом, является классическая тактика запугивания. Наличные используют преступники! За наличные покупают наркотики! Наличные — это черная экономика! Наличные поощряют уклонение от уплаты налогов!

Умение преподнести контроль как защиту основывается на постоянных призывах думать о внешнем враге — террористе или мафиози. Этот элемент моральной паники противопоставляется дружелюбной ненавязчивой рекламе цифровых платежей. Возникающее общество безналичных расчетов вырисовывается подобным футуристическому восходу солнца, смывающему эти опасные грязные банкноты лучами гигиеничного и удобного цифрового спасения.

В поддержку основного альянса выступает вспомогательный корпус номенклатурных академиков, экономистов и футурологов, живущих в зеленых пригородах и летающих бизнес-классом ради выступлений на технологических конференциях, воспевающих жизнь без наличности. Книга «Проклятие наличных денег» (2016) гарвардского профессора экономики Кеннета Рогоффа была номинирована на премию «Книга года» по версии издания Financial Times и McKinsey, что, несомненно, сопровождалось приглашениями на спонсируемые финансовым сектором конференции в пятизвездочных отелях.

Прием психологического нападения работает. «Наличка» все чаще исключается из официальной экономики, привлекая неодобрительные взгляды продавцов в магазинах. Везде указано «принимаем только карты».

Сегодня уже происходит смещение линии фронта в более бедные страны. В Индии, например, недавно произошла так называемая «демонетизация», заключавшаяся в грубом и стремительном изъятии всех бумажных денег по приказу премьер-министра Нарендры Моди, стремящегося навести порядок в «теневой экономике». Этот ритуал неизбежно повлек за собой затруднения среди беднейших граждан Индии, зависимых от наличных денег и зачастую не имеющих доступа к банковским счетам. Миссия, изначально направленная на искоренение коррупции, была по иронии судьбы изменена на навязывание «жизни без наличности» ради экономического развития индийских бедняков.

Миссия эта получила поддержку созданного на основе ООН альянса «Лучше, чем наличные», который поощряет «переход от наличных денег к электронным платежам для сокращения масштабов нищеты и содействия всестороннему росту», а ключевыми партнерами считает Visa, MasterCard и Фонд Citi. Действиям Моди также предшествовало начало программы Cashless Catalyst — совместной инициативы правительства Индии и USAID (Агентство США по международному развитию), нацеленной на распространение в Индии электронных платежей и поддержанной множеством занимающихся реализацией цифровых платежей компаний. Такие официальные союзы государств, корпораций и научно-педагогических кадров впечатляют. Чтобы оправдать это, восхищавшиеся действиями Моди со стороны состоятельные представители городской элиты Индии могут смело ссылаться на книгу Рогоффа.

Рогофф, правда, показался напуганным и заявил, что выступал за ликвидацию наличных денег только в развитых странах с развитыми банковскими системами. Тьфу, проклятие! Весьма влиятельный и политически мощный экономист Гарварда выпускает посвященную борьбе с наличными книгу мирового масштаба и беспокоится о том, что менее обеспеченные страны восприняли это всерьез. Как так?

Попытка представить общество безналичных банковских платежей в качестве блага для обездоленных является в лучшем случае шаткой. Под предлогом уничтожения «теневой экономики», низшие слои общества, беспризорники, эксцентричные и необузданные граждане будут принудительно загнаны под контроль государственно-корпоративного мейнстрима. Максимум, на что можно надеяться, — это умеренная олигополия платежных корпораций, в значительной степени подверженных действию геополитических стремлений государств, на территории которых они находятся. Правительство Китая поддержало создание China UnionPay именно потому, что не хотело, чтобы платежные мегакорпорации США были привратниками в совершаемых китайскими гражданами сделках.

Уничтожение наличных на шаг приближает нас к потенциальному пониманию самого мощного и автоматизированного комплекса государственно-корпоративного финансового контроля в мире. Многие этого либо не понимают, либо им все равно. Мы, как та медленно варящаяся в кипятке лягушка, кажется, не замечаем того, как вгоняем себя в зависимость от отчужденной, непостижимой инфраструктуры, делающей нас все более покорными невидимым бюрократическим процессам.

Мое главное средство самозащиты будет простым и интуитивно понятным — наличные деньги. Это средство надежно в той же степени, в какой непривлекательна «наличка». Оно простое в использовании. Для него не нужно никакой причудливой инфраструктуры. Оно не подвержено произвольным сбоям в алгоритмах из-за бездарности программистов. И, да, оно не оставляет следов данных, которые будут использованы для вовлечения стремлений и неврозов безликих технократов и бизнес-аналитиков в мою повседневную жизнь. Преступность идет с ним в комплекте, но все же это старый добрый нормальный капитализм, а не предсказательный капитализм контроля за «Особым мнением».

Общероссийская общественная организация «Зеленый патруль» представила «Экологический рейтинг субъектов РФ» по итогам зимы 2016 — 2017 года.

Если верить рейтингу, лучшая экологическая обстановка наблюдается сейчас в Тамбовской области. Далее следуют Республика Алтай, Алтайский край, Чувашская Республика и Москва. В десятку наиболее экологически благополучных регионов вошли также Ульяновская, Белгородская и Тюменская области, Чукотский автономный округ, а также Санкт-Петербург, который занял 9 место.

«Экологический рейтинг Санкт-Петербурга, наряду с Москвой, неуклонно рос в последние годы, — отмечает директор природоохранных программ „Зеленого патруля“ Роман Пукалов. — В обеих столицах многое делалось для улучшения качества атмосферного воздуха, благоустройства территорий и т. д. Наиболее значимым событием для экологии Санкт-Петербурга мы считаем запуск скоростного диаметра, благодаря которому во многих частях города заметно уменьшились автомобильные пробки и, как следствие, и количество выхлопных газов».

В десятку худших с точки зрения экологии регионов вошли Иркутская, Курганская, Ленинградская, Московская, Оренбургская, Свердловская, Тверская, Челябинская области, Еврейская автономная область и Республика Бурятия. Кроме того, существенно ухудшились позиции в рейтинге Кабардино-Балкарской Республики, Кемеровской, Тульской, Орловской областей и Красноярска.

«Падение в рейтинге на три-семь пунктов по итогам зимы показали Кабардино-Балкарская Республика, Кемеровская, Тульская и Орловская области, — отмечает Пукалов. — О серьезных экологических проблемах Орловщины мы знаем не понаслышке. Наши эксперты в конце осени — в начале зимы обследовали всю область и повсеместно встречали примеры безобразного обращения с твердыми коммунальными отходами».

Что касается Красноярска, то его специалисты называют «зоной экологического бедствия» (хотя город занял в рейтинге «всего» 67 место). Главный загрязнитель города -один из крупнейших в мире алюминиевых заводов. «Если учесть еще объемы выброса „древнего“ парка автотранспорта, ТЭЦ, десятков крупных угольных котельных, тысяч бытовых угольных котлов, цементного завода и десятков других предприятий (зачастую неучтенных), то ясно, почему жители Красноярска задыхаются. В условиях общепланетарного изменения климата все больше развивается Сибирский антициклон, и в Красноярске все чаще наблюдаются неблагоприятные метеорологические условия (НМУ), которые затрудняют рассеивание выбросов загрязняющих веществ», — отмечают специалисты «Зеленого патруля». Местные власти даже издали распоряжение, согласно которому при возникновении неблагоприятных метеорологических условий предприятия края обязаны снизить выбросы в атмосферу: при режиме первой степени опасности — на 15-20%, при втором — на 20-40% и на 40-60% при третьем. Местные СМИ окрестили эти ограничения «режимом черного неба».

Уже в этом году режим «черного неба» в Красноярске вводился несколько раз. Так, «неблагоприятные метеорологические условия первой степени опасности» фиксировались в городе в течение 12 суток с 9 по 21 февраля. Кроме того, несколько раз режим «черного неба» вводили в течение 2016 года, и в сумме он длился почти полтора месяца.

А вначале марта прокуратура Красноярского края оштрафовала руководителей пяти котельных Красноярска за загрязнение воздуха. По информации прокуратуры, на одной из котельных было зафиксировано превышение нормативов предельно допустимых выбросов по бензапирену в полтора раза, а степень пылеулавливающих установок оказалась ниже проектной на 6-17%. Кроме того, была приостановлена работа двух асфальтобетонных заводов в Красноярске, которые работали без разрешительной документации и загрязняли воздух.

В целом же по России главной экологической проблемой становятся отходы. «Общая ситуация обращения с отходами в стране очень критична. На сегодняшний день субъекты РФ имеют мизерное количество объектов (всего 5-10% от общего количества) обработки и размещения коммунальных отходов, соответствующих законодательству и обеспечивающих экологическую безопасность, — отмечает Председатель Правления „Зеленого патруля“ Андрей Нагибин. — Проанализировав территориальные схемы обращения с отходами субъектов РФ, которые сегодня находятся в открытом доступе, эксперты „Зеленого патруля“ отметили, что на первый взгляд, имеется достаточное количество полигонов ТКО, имеющих лицензии и включенных в Государственный реестр объектов размещения отходов. Однако при более подробном анализе документов и выездных проверках, зачастую вскрываются печальные факты: объекты не имеют проектов с положительным заключением Государственной экологической и Главной государственной экспертизы, не имеют необходимого технологического оснащения».

В качестве примера Нагибин приводит Омскую область, где объем образования ТКО (твёрдые коммунальные отходы) составляет около 1,158 млн. тон/год. «В настоящий момент эти отходы размещаются на 1120 объектах, из которых только 9 имеют лицензию и состоят в ГРОРО (государственный реестр объектов размещения с отходами), и ни один из них не построен в соответствии с экологическими и санитарными нормативами и не способен обеспечить защиту окружающей среды, — подчеркивает Нагибин. — Так же в Краснодарском крае объем образования ТКО составляет порядка 2,8 млн. тон/год. Отходы размещаются на 158 объектах, из которых, опять же, только 8 состоят в ГРОРО имеют соответствующую лицензию, возможность заполнения которых рассчитана не более, чем на 3 месяца. Вопрос их оснащения также под большим вопросом. К сожалению, в других субъектах Российской Федерации ситуация с объектами размещения ТКО аналогична».

В конце прошлого года в России вышла книга немецкого писателя Нормана Олера «Третий рейх на наркотиках». Писатель потратил пять лет на поиски архивных материалов о наркозависимости в «Третьем рейхе» и выяснил, что наркотики употребляли чуть ли не все — от простых солдат вермахта до самого Гитлера.

Книга началась с того, что одному другу Олера попала в руки старая упаковка препарата «первитин», выпущенная во время Второй мировой войны. Под этим названием, начиная с 1920-х годов, в немецких аптеках продавался метамфетамин. Олера это очень заинтересовало. Он провел поиски в Федеральном военном архиве, а затем в архиве города Кобленц нашел дневниковые записи Теодора Морелля, личного врача Гитлера. Нашлись материалы по истории, рассказывающие об истории фирмы Temmler, выпускавшей «первитин». Наконец, Олер съездил в Заксенхаузен и Дахау: в этих концлагерях ставили эксперименты с наркотиками.

Как выяснил автор книги, с 1940 года в Третьем рейхе существовала даже государственная программа снабжения армии «метом». Дело в том, что в то время «первитин» считался легальным стимулятором, а не наркотиком. В 1930-е годы он выпускался в Берлине в промышленных объемах, и свободно продавался в аптеках.

Уже в начале Второй мировой войны, во время германского наступления в Польше, эти таблетки были у каждого санитара. Они выдавались солдатам по их желанию, поскольку все в немецкой армии знали, что «первитин» подавляет страх, вызывает чувство бодрости, уверенности в себе, и к тому же снижают болевой порог.

Перед нападением Германии на Францию вермахт заказал 35 миллионов доз «первитина». Командование германской армии даже выпустило приказ, в котором детально указывалось, сколько таблеток можно выдавать солдатам: сначала одну, через 12 часов — вторую. А солдаты одной из армий, участвовавших в нападении на Советский Союз, за один лишь месяц употребили огромное количество метамфетамина — 100 миллионов доз.

В начале Второй мировой войны метамфетамин не использовала ни одна армия, кроме немецкой. Но позже, когда над Англией начали сбивать немецкие самолеты и в кабинах летчиков нашли упаковки «первитина», Королевские британские ВВС запустили собственную программу снабжения своих пилотов стимуляторами.

Правда, действие «первитина» было недолгим, всего несколько часов. И, например, под Сталинградом уже никакой метамфетамин не помогал. «Я говорил с бывшим санитаром вермахта, ему сейчас 96 лет, — рассказывает Олер. — Он раздавал первитин солдатам под Сталинградом, и это не работало. Потому что краткосрочная стимуляция потеряла смысл. Первитин был хорош для блицкрига, а в условиях затяжной войны фронтовые сто грамм оказались гораздо эффективнее. Можно сказать, что, в конце концов, водка победила первитин».

Среди руководства Третего рейха наркотики тоже были в большмо почёте. Гитлер тоже употреблял стимулирующие препараты, причем больше всех. Его личный врач вводил ему внутривенно более 90 разных веществ.

«Гитлер познакомился с Теодором Мореллем в 1936 году, — рассказывает Олер. — Морелль уже тогда слыл экспертом по внутривенным инъекциям. У него была частная практика в центре Берлина и к нему ходили знаменитости. Тогда инъекции витаминов были в моде. За ужином Гитлер пожаловался на боли в животе, и Морелль сказал, что может помочь. Через какое-то время Гитлер сделал его своим личным врачом. И чем ближе была развязка Второй мировой, тем больше стимулирующих препаратов принимал Гитлер. Среди них были опиаты, кокаин... Он практически стал наркоманом».

В конце войны Гитлер прятался от мира в бункере не только из бетона, но и из фармакологии: он полностью потерял связь с реальностью. Но в апреле 1945 года у Морелля закончились все запасы, и у Гитлера началась настоящая ломка. Врач послал своих помощников на мотоциклах искать оставшиеся запасы в аптеках в разбомбленном Берлине. В конце концов, Гитлер наорал на врача и выгнал его. Морелль успел на один из последних самолетов улететь в апреле 1945 года из осажденного Берлина в Мюнхен.

После войны американцы арестовали его, и он какое-то время провел в заключении. Морелль тяжело болел, почти потерял речь. Летом 1948 года он умер в больнице.

Источник

Wikipedia запретила указывать британскую газету Daily Mail в качестве источника информации и цитат. Об этом сообщил Independent.

«Редакторы Wiki больше не будут принимать ссылки на публикации Daily Mail, потому что они, как правило, ненадежны, — отмечается в заявлении руководства интернет-энциклопедии. — Их использование должно быть вообще запрещено, особенно когда существуют другие, более надежные, источники».

По мнению Wiki, редакционная политика Daily Mail отличается «плохой проверкой фактов, склонностью к сенсационности и фабрикации материалов». Редакторы Wikipedia попросили добровольцев проверить тысячи цитат, ссылки с которых в настоящее время ведут на Daily Mail, и «по возможности изменить их на более надежные источники».

Реакция пользователей Wikipedia на это решение оказалась, мягко говоря, неоднозначной. «Бывают обстоятельства, когда таблоиды обеспечивают более широкую картину происходящих событий, чем солидные издания, — написал в комментарии пользователь с никнеймом „Четыре двойки“. — И есть много других публикаций, более низкого качества, чем в Daily Mail, которые будут по-прежнему считаться надежными».

«Избиение Daily Mail — это весело, и вряд ли кто-то не согласен с тем, что лучше избегать её использования в качестве источника информации, — соглашается пользователь N-HH. — Но, возможны редкие случаи, когда Daily Mail окажется наилучшим источником».

Daily Mail — вторая после The Sun по величине тиража ежедневная газета в Великобритании. Выходит с 1896 года. Была одной из первых британских газет для среднего класса и сегодня является единственной, более 50 % читателей которой — женщины.

За свою долгую историю Daily Mail неоднократно была признана виновной в клевете. На рубежа конца 2000-х начала 2010-х годов газета «прославилась» сообщениями о «сенсационных» открытиях британских учёных, создав устойчивый мем «британские учёные доказали», подразумевающий некое курьезное, сомнительное или откровенно бесполезное открытие, преподносимое с большой помпой.

На протяжении истории своего существования редакторская позиция газеты почти всегда была консервативной. В 2008 после событий в Южной Осетии критиковала британское правительство за порчу отношений с Россией и двуличие — признание Косово указанным правительством и критику России за признание Абхазии и Южной Осетии. В ходе Ближневосточного кризиса издание распространяло информацию о зверствах ИГИЛ.

Министерство экономического развития выпустило отчет по итогам своей шестилетней работы в области оценки регулирующего воздействия (ОРВ). Как видно из названия, механизм ОРВ, запущенный в 2010 году, призван оценивать последствия принятия нормативно-правовых актов и предотвращать появление регулирующих документов, которое создают дополнительные проблемы для бизнеса.

Судя по документу, министерство провело огромную работу: за шесть лет было проведено более 5800 оценок регулирующего воздействия различных нормативных актов. И поднакопилась красноречивая статистика, свидетельствующая о том, что при подготовке регулирующих документов чиновники думают о проблемах предпринимателей далеко не в первую очередь.

Точнее говоря, 30-40% проектов новых нормативных актов содержат избыточные и затратные для хозяйствующих субъектов и бюджета требования. В частности, в 2016 году такие требования содержали 32% регулирующих документов, придуманных российскими чиновниками.

«К сожалению, по-прежнему, результатом „совершенствования законодательства“, становятся слабо проработанные решения, которые на практике становятся обременением для государства, предпринимателей, потребителей и для самих органов управления», — констатируется в отчете Минэкономразвития. Авторы документа отмечают, что «как правило, инициативы имеют позитивный, созидательный залог — повышение безопасности, совершенствование контроля, и так далее. При этом, как правило, попытки решения этих вопросов стандартны — ввести аккредитацию или лицензирование, повысить ответственность, заставить подавать новые отчеты. Если проектом акта предполагается, что все участники рынка должны подавать в контролирующий орган многотомные отчеты, то зачастую даже не ставится вопрос о том, есть ли в ведомстве люди, которые реально смогут все эти отчеты хотя бы прочитать».

«Детальный анализ проблемы, которая решается проектом документа, выяснение ее масштаба и поиск возможных путей решения, оценка количества участников рынка, которые подпадают под регулирование, расходов этих участников и бюджета — вопросы, с которых должна начинаться работа по выработке нормативных актов», — утверждают авторы документа. Кажется, это очевидно. Однако многие чиновники подобными размышлениями себя не утруждают. В качестве доказательства — несколько примеров из отчета.

Минтранс России подготовил проект изменений в Гражданский кодекс, которым предлагает наделить «уполномоченный федеральный орган исполнительной власти», то есть себя, любимых, правом направлять органам местного самоуправления (ОМСУ) предписания о сносе построек, если они нарушают безопасность полетов воздушных судов и негативно воздействуют на оборудование аэродромов и здоровье граждан. Принять соответствующее решение ОМСУ обязаны в течение 7 дней с момента выдачи предписания Минтрансом.

«То есть, по сути, предлагается замена нормы о праве ОМСУ принять решение о сносе самовольной постройки, на норму о безусловном принятии решения о сносе самовольной постройки по инициативе Минстранса, что противоречит общим принципам разграничения предметов ведения и полномочий между органами власти и фактически водит в гражданский оборот два субъекта принятия решения о сносе самовольной постройки: по инициативе самого ОМСУ и по инициативе Минстранса», — отмечают юристы Минэкономразвития.

Авторы доклада напоминают, что приаэродромная территория определяется окружностью радиусом 30 км от контрольной точки аэродрома. «Таким образом, согласно проекту Минтранса, только с учетом приаэродромной территории аэропорта „Домодедово“, потенциально возможному сносу подлежат объекты на территории более 20 населенных пунктов (Востряково, Белые столбы, Барыбино и иных), — отмечают специалисты МЭР. — При этом данных, подтверждающих, что построенные и эксплуатирующиеся в настоящее время объекты, расположенные на потенциальной 30-ти километровой приаэродромной территории, явились препятствием для нормальной эксплуатации аэродрома, создают помехи при взлете и посадке воздушных судов и угрожают жизни и здоровью граждан, Минтрансом России не приведены». Не удивительно, что проект Минтранса получил отрицательный отзыв по оценке ОВР и был заморожен.

Кстати, как свидетельствует Минэкономразвития, именно Министерство транспорта сегодня является рекордсменом как по придумыванию новых нормативных актов (125 проектов в 2016 году) так и по попыткам ущемить права предпринимателей и граждан (56 отрицательных отзывов по результатам ОВР). То есть фактически 45% нормотворческих инициатив Минтранса вредны для бизнеса или госбюджета.

Второе место по нормотворческой активности занимает Минсельхоз (116 проектов документов за 2016 год), третье — Минфин (115). По количеству отрицательных отзывов по ОВР в прошлом году второе место заняло Минприроды (47), третье — Минсельхоз (43). Еще один пример касается нормотворческой активности Минприроды (это ведомство, кстати, заняло второе место по проценту вредных регулятивных инициатив, пропустив вперед только Минэнерго).

В 2016 году Минприроды России подготовило проект приказа, устанавливающего новое требование — проведение ежегодного экологического контроля (ПЭК), в рамках которого все природопользователи должны готовить для Росприроднадзора объемные отчеты о природоохранных мероприятиях. «Минэкономразвития России не может поддержать предлагаемое проектом приказа значительное расширение сферы проведения ПЭК в области использования и охраны земель, недр, водных объектов, за состоянием животного и растительного мира, за реализацией программы повышения экологической эффективности и плана мероприятий по охране окружающей среды по причине того, что проведение ПЭК в указанных областях попросту не предусмотрено законодательством, — отмечают по этому поводу юристы МЭР.. — Помимо прочего, проект приказа Минприроды устанавливает требования, не относящиеся к предмету регулирования, дополнительные затраты на выполнение которых могут составить порядка 57 млн рублей в год только для одного завода».

Нормотворческий зуд одолевает не только федеральных чиновников. Отчет Минэкономразвития рассказывает о проекте постановления Правительства Ульяновской области «Об утверждении требований к внешнему облику кафе при стационарных предприятиях общественного питания», регулирующем требования к внешнему облику сезонных кафе при стационарных предприятиях общественного питания. «При оценке ОВР проекта были выявлены положения, способствующие возникновению необоснованных расходов субъектов предпринимательской деятельности на сумму порядка 15 млн рублей, а также способствующие сокращению поступления налогов и налоговых платежей в размере не менее 7 млн рублей», — утверждают аналитики МЭР.

В начале сентября 2015 года Минэкономразвития выдало отрицательное заключение об ОРВ на законопроект об изменениях в регулировании торговли, разработанный депутатами Государственной Думы и принятый в первом чтении, а также на проект поправок к нему, подготовленный Минпромторгом России. По мнению аналитиков МЭР, законопроект содержал «потенциальные риски для отдельных субъектов торговых отношений, которые могут спровоцировать рост цен на продукцию в магазинах, а также ограничение конкуренции и блокирование выхода на рынок новых игроков». Дискуссия вокруг законопроекта продолжается до сих пор.

Но мало того, что чиновники придумывают вредные нормативные акты. Они еще и упорствуют в своём вредительстве, саботируя требования Минюста по устранению вредного воздействия на бизнес. «Основные проблемы были связаны с ненадлежащим исполнением разработчиками нормативных актов представлений Минюста России по внесению изменений или отмены нормативных актов, — отмечается в отчете МЭР. — Разработчики, в отсутствие действенных санкций и рычагов воздействия, зачастую затягивали сроки исполнения представлений либо разрабатывали новые редакции действующих актов чрезмерно долго, не отменяя при этом существующих регуляторных актов... Результаты экспертизы порядка 20% прошедших ее актов до настоящего времени разработчиками не исполнены, при том, что в отношении отдельных актов данная процедура была проведена еще в 2013–2014 годах».

Еще один любопытный момент. Сегодня общим местом является то, что Россию фактически бойкотируют ведущие страны Запада, отказываясь иметь с ней какие-либо отношения. Выясняется, что, по крайней мере, в области работы по оценке регулирующего воздействия нормативных актов ничего подобного не наблюдается.

Еще в октябре 2013 года в адрес Посольства Российской Федерации во Франции от директора Секретариата ОЭСР по внешним связям М. Бонтури поступило письмо с предложением о повышении статуса участия Российской Федерации в Комитете по регуляторной политике ОЭСР (далее — Комитет) до статуса Участника. А в ноябре 2016 года российская сторона впервые приняла участие в заседании Комитета новом статусе — статусе Участника.

А чуть раньше, в октябре 2016 года, по приглашению заместителя Министра экономики Республики Польша (!) Мариуша Халадого состоялся рабочий визит в Варшаву представителей Минэкономразвития России, на котором обсуждались вопросы «снижения барьеров для предпринимательства и поддержки малого и среднего бизнеса, обмена опытом по проведению оценки регулирующего воздействия и общественных консультаций».

За 6 лет существования института оценки регулирующего воздействия в Российской Федерации удалось достичь действительно больших результатов. «Объем, масштаб и вес проделанной работы можно оценивать как в деньгах, которые бизнес не потратил на оплату непродуманных регуляторных решений, так и в количестве нормативных актов, принятых в качественно проработанной экспертами и вычищенной от избыточных требований редакции», — отмечается в документе Минэкономразвития.

Latest Month

April 2017
S M T W T F S
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30      

Tags

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com
Designed by yoksel